суббота, 11 октября 2014 г.

Путеводитель по "Тарханам". Барский дом. Комнаты М.Ю. Лермонтова

Личные комнаты поэта после его гибели и смерти Е.А. Арсеньевой долгое время сохраняли прежнюю обстановку. В 1859 году усадьбу посетил прапорщик Стрелкового батальона, стоявшего в уездном городе Чембаре в 20 верстах от Тархан, И.Н. Захарьин-Якунин. Он писал: "Когда мы приехали... и вошли в господский дом, то он оказался пустым, то есть в нем никто не жил, но порядок и чистота были в доме образцовые, и он был полон мебели, той же, какая была восемнадцать лет назад, когда в этом доме жил М.Ю. Лермонтов. Нас встретил тот самый дворовый человек, бывший с Лермонтовым на Кавказе, и повел нас наверх, в мезонин, в те именно комнаты, в которых всегда жил, находясь в Тарханах, Лермонтов. Там, как и в доме же, все сохранилось в том виде и порядке, какие были во времена гениального жильца этих комнат".
На столе одной из комнат поэта представлены шахматы в коробке красного дерева первой половины XIX века. Лермонтов любил игру в шахматы и, по свидетельству кавказского сослуживца К.Х. Мамацева, предавался ей с увлечением. "Он искал, однако, сильных игроков, и в палатке Мамацева часто устраивались состязания между ним и молодым артиллерийским поручиком Москалёвым. Последний был действительно отличный игрок, но ему только в редких случаях удавалось выиграть партию у Лермонтова", - писал В.А. Потто со слов Мамацева.
В плоском жестяном портсигаре с изображением охотничьей собаки на верхней крышке сохранились пять папирос, на внутренней стороне крышки надпись: "Лермонтов - убит Мартыновым в Пятигорске, 1841-го июля 15-го. Грустное воспоминание! подарена Лермонтовым А.Г. Реми".






В личной комнате М.Ю. Лермонтова в застекленных шкафах красного дерева представлены книги круга чтения поэта, акварели "Маневры в Царском Селе", "Пейзаж с мельницей и скачущей тройкой", "Сражение при Валерике", "Зимний путь". Посетители могут увидеть работу маслом "Атака лейб-гусар под Варшавой", рукоять турецкого ятагана, принадлежавшего М.Ю. Лермонтову, его альбом с портретом Е.А. Арсеньевой в молодости, портсигар и курительную трубку, портрет поэта в форме лейб-гвардии Гусарского полка художника П.Е. Заболотского.
Работы на военную тематику и турецкий ятаган напоминают о службе Лермонтова на Кавказе, где он участвовал в кровопролитных сражениях, командовал сотней отважных "партизан", принятых им от Руфина Ивановича Дорохова, участника Кавказской войны, "который коротко знал и любил... Лермонтова, странствовал и сражался вместе с ним". Поэт был отчаянно храбр, удивлял своей удалью даже старых кавказских джигитов. "Славный малый - честная, прямая душа... он пылок и храбр, - не сносить ему головы", - писал Р.И. Дорохов. Однако "...военное поприще не было призванием Лермонтова, и военный мундир он носил только потому, что тогда вся молодежь лучших фамилий служила в гвардии".
Размышления М.Ю. Лермонтова о войне и мире встречаем в его стихотворении:
И с грустью тайной и сердечной
Я думал: «Жалкий человек.
Чего он хочет!.. Небо ясно,
Под небом места много всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он — зачем?»
(Отрывок из стихотворения "Валерик", 1840 год)



На письменном столе в кабинете М.Ю. Лермонтова располагаются рукописи произведений, над которыми поэт работал в Тарханах зимой 1835/36 года. За один месяц с небольшим он сделал вольный перевод Байрона ("Умирающий гладиатор"), написал четвертый акт новой драмы "Два брата", вступление к "Тамбовской казначейше", закончил поэму "Сашка". В это же время Лермонтов беспокоится о судьбе драмы "Маскарад", которую не пропускает цензура. Комнату украшают акварельные портреты работы поэта: С.А. Раевского, его друга; отца - Ю.П. Лермонтова, женщины, которую Лермонтов любил всю жизнь, - Варвары Александровны Лопухиной.
На столе находятся и личные вещи поэта: фарфоровая чернильница, дорожная шкатулка, печатка с инициалами "М" и "Л" - ею Лермонтов опечатывал письма. Странствия и путешествия были постоянным уделом поэта. За свою короткую жизнь он провел в дороге 365 дней, проехав свыше 1500 верст (исключая поездки по Кавказу в составе боевых частей). "Право, мне необходимо путешествовать, - я цыган", - писал Лермонтов в 1832 году. В 1837-м он сообщает: "...я сделался ужасным бродягой, а право, я расположен к этому образу жизни".


Когда М.Ю. Лермонтов уезжал в последний раз на Кавказ, князь В.Ф. Одоевский подарил ему записную книжку с дарственной надписью: "Поэту Лермонтову дается сия моя старая и любимая книга с тем, чтобы он возвратил мне ее сам, и всю исписанную... 1841. Апреля 13-е". В эту книжку М.Ю. Лермонтов вписал последние 16 лирических шедевров, среди них: "Выхожу один я на дорогу", "Спор", "Тамара", "Листок". Копия записной книжки также представлена в экспозиции. У поэта было предчувствие ранней смерти и страстная жажда жизни:
Мне нужно действовать, я каждый день
Бессмертным сделать бы желал, как тень
Великого героя, и понять
Я не могу, что значит отдыхать.
Всегда кипит и зреет что-нибудь
В моем уме. Желанье и тоска
Тревожат беспрестанно эту грудь.
Но что ж? Мне жизнь всё как-то коротка
И всё боюсь, что не успею я
Свершить чего-то!
(Отрывок из стихотворения "1831-го июня 11 дня". 1831 год)

15 июля 1841 года у подножия горы Машук близ Пятигорска произошла дуэль между Лермонтовым и Мартыновым. "Пистолетный выстрел во второй раз похитил у России драгоценную жизнь, составлявшую национальную гордость", - писала близкая знакомая М.Ю. Лермонтова поэтесса Евдокия Петровна Ростопчина в 1858 году французскому писателю Александру Дюма-отцу.







Комментариев нет:

Отправить комментарий